Глава 12. Лена немного нервничала

Лена немного нервничала.

"Пффф, ну хоть с собой-то можно быть откровенной? Немного! Ха, да она дико волновалась!" И уж если Леша сейчас в самом деле приедет, а у нее не было причин сомневаться в его словах, то она начнет нервничать еще сильнее. Правда, Лене сложно было такое представить, но она знала, что будет именно так.

Вздохнув, Лена подтянула ноги под себя и, сложив руки на подоконник, уперлась в ладони подбородком, рассматривая белый, усыпанный снегом, пейзаж за окнами.

Сложно было просто сидеть тут, не имея возможности ни позвонить кому-нибудь, ни что-то сделать. Она же даже на фирму не могла сообщить о причине своего отсутствия. Леша с Игорем лишили ее всякой связи. А на жалостливую просьбу, Игорь, забегавший чуть ранее, перед началом обхода, сказал, что разрешит ей позвонить только под присмотром, чтобы Лена не увлеклась, пустившись в обсуждение заказов. А значит, ей не оставалось ничего, кроме как ждать. То ли окончания обхода, то ли приезда Алексея.

От этой мысли ее снова бросило в дрожь. Он приедет…

А она даже не может помыть голову!!

Черт! Лена пробовала купить хоть одноразовый пакетик с шампунем рано утром, но все киоски на первом этаже были еще закрыты, а теперь - ей не дадут проскользнуть постовые медсестры. Их всех уведомили, что Лукьянеко не следует даже из палаты разрешать выходить. Вот же ж! Она искренне любила и уважала Игоря, но порою, его опека просто душила Лену. Хотя, такое, наверняка, может сказать всякая дочь про своего отца.

Лена невольно улыбнулась, пусть у Игоря никогда не было своих детей, он превосходно справлялся с ролью заботливого родителя, как и Леша, похоже…

"Ох", уронив голову, она тихо застонала, "ну почему, все ее мысли, так или иначе, устремляются к нему?!" Подперев щеку ладонью, Лена невидящим взглядом уставилась в окно.

Он точно придет, Леша привык сдерживать обещания, и никакие постовые медсестры его не смогут остановить, да и Игорь, наверняка, будет на его стороне.

"Как-то быстро они спелись, вообще-то", Лена ждала более долгого противостояния, но нет - эти двое мужчин быстро выяснили все недоразумения. Вложились в каких-то сорок минут.

Вот бы, тогда так поговорили…

От воспоминаний стало неприятно и больно, не научилась Лена еще со светлыми чувствами смотреть в прошлое. Но проблема волнения и от этого никуда не ушла.

А помимо грязных волос, ее расстройство усугублялась еще и тем, что на ней было все та же футболка и пижамные штаны, которые Лена так и не успела переодеть вчера. И теперь они были довольно измятыми. В конце концов, она же не снимала их почти двое суток…

Такой гардероб не добавлял уверенности в себе, подпитывая нервозность, и все из-за того же странного и неразумного желания быть ничем не хуже, а может и лучше, чем те, кто был у него за эти годы.

От этой мысли стало не просто неприятно. Все внутри сжалось в тугой узел, и Лене пришлось крепко прижать глаза, чтобы не расплакаться.

Было больно. Действительно, по-настоящему больно.

Не то, чтобы она имела право в чем-то упрекать Лешу. Он живой человек, мужчина, и наверняка жил нормальной жизнью. А три года - очень долгий срок, как ни крути.

Да и она не пряталась в монастыре, общалась с мужчинами, все пыталась оставить те полгода позади.

Но и понимая это, принимая подобные доводы в уме, Лена не могла унять пекучую ревность.

Глупо? Возможно.

Однако никак не удавалось подавить это неуместное чувство. Он был ее.

Принадлежал только ей. Чтобы не происходило, и кто ни был за это время у каждого из них.

Лена ущипнула себя за руку, пытаясь вернуть здравость мысли. Но такой подход не особо помог.

Если позавчера, растирая в ванной слезы по щекам после той аварии, она клялась себе, что наконец-то переступит через все, уже прошедшее, то сегодня, да что там, еще вчера вечером - Лена уже всерьез задумывалась о том, что Леша ей говорил.

Действительно думала над тем, чтобы попробовать что-то вернуть, хотя бы ради Лешки.

А уж сегодня утром, после их разговора, когда ей показалось, что не было ничего, не было этих проклятых трех лет. Когда возникло ощущение, что они просто начинают очередное утро, полное мягких поддразниваний и мелких забот, а впереди новый день, наполненный всевозможными делами и такой простой, но такой всеобъемлющей любовью, что ее можно было между ними ощутить в каждом взгляде, в каждом вздохе…

Едва он положил трубку - она решилась.

В конце концов, без Алексея Лена уже пробовала жить и не могла сказать, чтобы то время оказалось настолько прекрасным, что стоило хоть за что-то цепляться в нем.

А с ним, - вздохнув, Лена потерла лицо ладонями, - с ним ей действительно было ради чего жить. Потому что каждый день из тех шести месяцев, что они провели вместе - делал ее жизнь полной и цельной. Счастливой.

К такому выводу Лена пришла к семи утра, целый час рассматривая давно погасший дисплей мобильного телефона.

Да, им будет сложно. Каждому. Трудно просто переступить через то, что могли исправить, но даже не попытались. Чувство вины и обиды будет подспудно присутствовать в обоих. Однако, если она не попробует - то всю жизнь может проклинать себя за трусость.

А еще, Лена точно знала, если она не попробует опять поверить ему - ей никогда не быть настолько счастливой, какой она когда-то была.

Сейчас же Лена просто нервничала, словно ей опять шестнадцать, и она приглашена на первое свидание, а одеть совершенно нечего. И выхода, собственно, не было. Не просить же халат у медсестер? В нем, наверняка, она покажется еще нелепей, чем в этой мятой футболке…

- Привет, котенок, - тихий голос Леши и запах кофе, наполнивший палату, поверг ее в ступор.

Она настолько распереживалась обо всем, что даже не услышала, когда он вошел!

Лена, в полном смысле этого слова, уставилась на Алексея. Даже моргнула пару раз, не до конца уверенная, что не бредит. Но нет, он все еще был здесь.

Леша аккуратно поставил на подоконник, у которого она сидела, подставку с двумя фирменными стаканами из "Кофейни", и бросил рядом какой-то пакет, от которого весьма аппетитно пахло.

А потом повернулся, глядя на нее.

- Привет, - неуверенное приветствие оказалось единственным, что Лене удалось прохрипеть пересохшим горлом. Однако Алексея это не смутило, похоже.

У Лены защемило сердце от взгляда, которым Леша смотрел.

И если в предыдущие два дня она сомневалась в том, что еще может угадывать его мысли и настроения, то сейчас эти сомнения пропали сами собой. Ей не было нужды спрашивать, чтобы понять - Леше больно на душе так же сильно, как и ей.

Забыв о немытых волосах и помятой пижаме, она попыталась встать.

- Что такое? Что случилось, Леш?

Но он, предугадав ее порыв, положил ладонь Лене на плечо, удержав на стуле, и покачал головой.

- Ничего, все нормально, Лен, - Леша медленно, осторожно, даже с трепетом, погладил ее руку, чуть ниже рукава футболки. Там, где была кожа, а не ткань. - Ты как? - ей все еще было сложно ответить.

По коже Лены побежали мурашки от этой простой ласки, в которой, как оказалось, настолько сильно нуждались оба.

А потом, совершенно неожиданно, Леша просто сел на пол у стула, и уткнувшись головой ей в колени, крепко обнял ее голени.

Лена опять растерялась.

Замерла на пару мгновений, не совсем уверенная в том, как стоит поступить.

Но напомнила себе, что собралась попробовать построить с ним новые отношения…

Что ж, это был неплохой момент, чтобы начать.

И решив так, она несмело положила ладонь ему на голову, сделав то, что так сильно хотелась, и зарылась пальцами Леши в волосы. Они были прохладными и пахли морозом…

Не удержавшись, она наклонилась и позволила себе прижаться лбом к его затылку, глубоко вдохнув при этом.

- Леш, ведь случилось что-то, я же вижу, - тихо прошептала она, отбрасывая сомнения в целесообразности собственных действий. - Что-то не так с садиком пошло? С Лешкой что-то? Были проблемы утром? Что случилось?

Леша хмыкнул и потерся щекой о ее коленку, заставляя каждую жилку в теле Лены поджаться от такого простого прикосновения и удовольствия, которое оно вызвало.

- Нет, котенок, с Лешкой все хорошо, он замечательный, - немного приподнявшись, Леша повернул голову и нежно поцеловал внутреннюю сторону ее запястья, которое оказалось как раз напротив его губ. Даже перехватил его пальцами, отпуская колени, чтобы удобней было целовать. - Правда, ты была права, утром он не настолько коммуникативен, - Алексей тихо засмеялся, - мы, если честно, едва не опоздали, но ничего, справились.

- Тогда, почему ты расстроен? - она не смогла не улыбнуться в ответ, и ей было настолько приятно, что Лена и не подумала отнимать руку.

- Я за кофе заезжал, хотел тебя хорошим с утра порадовать, - ответил он, со вздохом уткнувшись носом в ее ладошку.

- Спасибо, это очень мило, и приятно, - ее улыбка стала шире, и Лена, поддавшись искушению, погладила чуть растрепанные темные пряди его волос. Странно, но отчего-то, они показались ей влажными. Тряхнув головой, она вернулась к их разговору. - Тебе Наташа выговор устроила?

Алексей рассмеялся.

- Нет, - покачав головой, каждый раз при этом, трясь щекой о ее ладонь, ответил он. - Мы с ней мило поговорили о погоде и особенностях кафе в Чехии. Она тебе привет передавала, кстати.

- Спасибо, - Лена насторожилась, наблюдая, как он отстранился и, протянув руку, вынул один стакан из подставки, а потом подал ей, сняв крышку.

- Пей, - Леша аккуратно взял ее руку и сжал Ленины пальцы своими вокруг теплой емкости. - Я очень старался довезти его еще горячим.

- Спасибо, - в очередной раз повторила она, делая большой глоток капучино, но даже не заметила вкус своего любимого напитка. - Леш, если она ничего не сказала, почему ты такой? - Лена неуверенна помахала рукой в воздухе, не находя подходящего определения.

- Какой? - Леша вздернул бровь, с наигранным недоумением глядя на нее, и потянулся за своим стаканом.

Лена скривилась. Она страшно не любила, когда он пытался уйти от ответа, делая вид, что ничего не понимает. Не любила потому, что Леша так делал, когда считал, что ей не стоит о чем-то знать, чтобы не расстраиваться.

Однако, уже открыв рот, чтобы возмутиться, Лена все же промолчала.

А вдруг, и правда, ошиблась? Может неправильно растолковала, и таки утратила за это время способность его понимать. Расстроившись, она наклонила голову, уткнувшись глазами в содержимое своего стакана.

От этого движения волосы упали на лицо, и она опять начала злиться из-за того, что они грязные. Вот же ж! Все удовольствие от утра пропало!

Лена потянулась губами к чашке, не глядя больше на Алексея, который так и сидел у ее ног. Но все равно, вздрогнула когда в повисшей между ними тишине прозвучал его тяжелый вздох.

- Лен, я не хотел тебя расстраивать, ну правда, котенок, посмотри на меня, - Леша слишком быстро отставил свой стакан на пол и обхватил своими руками ее лицо, она не успела отклониться. Или просто не захотела? - Ну не грусти, не обижайся.

Леша мягко потер ее щеки своими пальцами.

- А почему? Тебе значит можно, а я должна улыбаться? - даже ей самой было ясно, что подобные доводы годятся лишь для детского садика. Но не говорить же, что ее расстраивает это непонимание, вновь вставшее между ними. Может она вообще, все себе выдумала, и…

- Котенок, - Леша улыбнулся с такой нежностью, что у Лены перехватило дыхание, - прости, я действительно не хотел огорчать тебя, но кажется, как раз, добился обратного.

Так и не отпустив ее лицо, Алексей приподнялся на колени, чтобы оказаться вровень с ней, и пристально посмотрел в глаза Лене. И вдруг, не озаботившись сообщить о своем намерении, быстро наклонился и коснулся своими губами ее рта.

Лена протяжно вздохнула от удовольствия, которое накрыло ее с головой.

Это было непередаваемо, невероятно.

И в то же время, настолько реально. Она забыла о своем стакане и, наверное, уронила бы его, но Леша оказался прозорливым и перехватил емкость, отставив на пол. И все это время не прекращал целовать ее.

Он был нежным, но настойчивым. В чем-то - неумолимым.

Каждым движением своих губ, пахнущих черным кофе, каждым поглаживанием языка - Леша непререкаемо показывал ей, что не отступится, докажет - они одно целое, что бы там не случилось в прошлом. И тая в его руках, гладя его затылок дрожащими пальцами, она была готова верить в это. В такие моменты Лена забывала обо всем, что вызывало сомнения. Она только чувствовала. Ощущала его дыхание, его напряжение, бешено стучащий под ее ладонью пульс мужчины, которого так сильно любила.

Как тут можно спорить? Да и о чем?

Одна его ладонь отпустила ее щеку и скользнула вниз, гладя плечо, руку, а потом Леша забрался под край ее футболки, обжигая кожу жаром своей руки. Лена хотела немного отстраниться, чтобы вдохнуть, но он не позволил, притянув ближе к себе, прижав настолько тесно, что стало даже немного неудобно. Но они не обратили на это внимания. К черту удобства!

Ее собственное сердце начало биться настолько часто, что становилось немного страшно. Но Лена знала - она пошлет подальше любого, кто скажет, будто ей противопоказан подобный стресс. И не сопротивляясь, сама охотно отвечала на этот поцелуй, вкладывая в него всю свою неуверенную, но такую отчаянную надежду. Не отстранилась даже тогда, когда его рука осторожно скользнула под тканью вверх и Леша, продолжая медленно и тягуче целовать ее губы, нежно погладил тыльной стороной кисти ее грудь.

Лена застонала.

Не удержалась.

Все ее тело будто пронзило током, и она так сильно сжала пальцы на его плечах, что, вполне вероятно, у Леши останутся царапины даже через свитер. Но, ох, Боже!

Лена так давно не ощущала такого урагана чувств от таких простых прикосновений.

Три года, если быть совершенно точной…

- Леша…, Леша…, - ее голос был хриплым и дрожал на этом единственном слове так, будто бы ее била дрожь. Впрочем, так оно и было.

Он резко выдохнул, обвевая своим дыханием их влажные губы, и немного отклонившись, прислонил свой лоб к ее плечу.

- Черт! - тихо чертыхнулся Алексей, - я не собирался заходить так далеко, но…

Я так скучал по тебе, котенок, - повернув голову, он ласково коснулся губами ее ключицы. Потом поцеловал пульсирующую точку, так явственно показывающую возбуждение Лены.- Просто безумно.

Все это время его ладонь так и находилась под ее футболкой, только чуть ниже, согревая своим теплом кожу ее живота. И это было очень приятно. Не так, как когда он ласкал Лене грудь, но…Пожалуй, она не смогла бы сказать сейчас, что лучше. Ей хотелось от него всего, и так много, как это только было возможно.

Но Лена понимала, что им явно не стоило спешить. Не здесь, не так, и не сейчас.

Если они вообще до этого дойдут…"Господи, пожалуйста!" С трудом сглотнув, Лена попыталась привести в норму дыхание. Но даже не сделала попытку ослабить его, немного чересчур, крепкие объятия.

- Я Надю встретил, - без какого-либо вступления, вдруг тихо произнес Леша почти ей на ухо. - В Кофейне, уже на выходе.

- Д-да, их офис рядом, - нечетко проговорила она, не совсем понимая, к чему он это говорит.

И не удержавшись, спрятала лицо между его шеей и плечом. В глаза как-то страшно посмотреть стало, тогда, когда его рука так по собственнически гладила ее тело под одеждой. Пусть подобная ласка и была почти невинной.

Не для них, однако. Каждый ощущал, насколько жадно они оба хотели друг друга.

Почти на грани жизненной потребности.

- Она прощения просила, за то, что солгала тогда, - Леша обхватил свободной рукой ее затылок и осторожно прижал Лену крепче, все еще продолжая стоять на коленях у ее стула. - А я…, Лен, я не уверен, что готов простить ее. Знаю, она твоя лучшая подруга, - он нежно поцеловал ее ушко, - я помню, сколько она для тебя сделала, когда погибли твои родители. Но как представлю, что все, совершенно все иначе произошло бы, скажи она - где ты в то утро находилась… Не знаю, прости меня, котенок, но я не могу уговорить себя простить ее, - Леша замолчал.

Так вот что его тревожило и беспокоило.

Лена вздохнула. Она и сама не знала, что сказать Надьке теперь, после того, как Леша ей все рассказал. С одной стороны, ведь понятно же, не хотела подруга, чтобы так все вышло, да и о том, что заставило Лешу потом уехать - не знала Надежда, так же, как и Лена до вчера. Но с другой стороны…

Не имея никакого желания думать об этом сейчас, она закрыла глаза, и глубоко вдохнула, тайком наслаждаясь запахом Леши, по которому скучала настолько, что долго не стирала эту футболку и ту рубашку, что осталась у нее.

Леша помолчал вместе с ней пару мгновений, но все же немного отклонился, и поднял пальцами ее подбородок, стараясь улыбаться.

- Давай, пей, а то все мои старания даром пропадут, - Лена увидела, что он протягивает ей позабытый капучино.

Улыбнувшись, она взяла стакан. Леша взял свой и сел на прежнее место в ее ногах.

Но она видела с каким сожалением он отнял свою ладонь от ее кожи. И не могла не признаться себе, что испытала такое же разочарование от этого.

Пришлось утешаться кофе, к счастью, как и всегда у Наташи, тот был просто великолепным, а Лена, наконец-то, успокоилась достаточно, чтобы оценить его вкус.

Они пили кофе в тишине, но в этот раз, молчание было иным, теплым, более близким.

Без того напряжения, которое висело между ними за несколько минут до этого.

Вдруг Леша тихо чертыхнулся.

- Наташа же кексы тебе передала! - он резко поднялся и раскрыл пакет, из которого так вкусно пахло сдобой. Вытянул один кекс в ажурной салфетке и протянул ей.

Лена с радостью взяла угощенье. Вполне вероятно, что ей не удалось даже скрыть свое, немного жадное, устремление заполучить кекс. Несмотря на все случившееся, она вдруг поняла, что дико голодна.

Леша усмехнулся, видя радостный блеск в ее глазах, и полез в пакет за кексом для cебя. Пакет немного сдвинулся с места и Лена, с удивлением заметила, что за упаковкой, на подоконнике лежит пластиковая бутылка шампуня.

Наверное, Леша ее туда одновременно с пакетом положил, а она так нервничала, что и этого не заметила.

Отложив надкушенную булку, Лена взяла бутылку и с удивлением посмотрела на этикетку. Мужской.

- Прости, что мой, но я только когда домой заехал, додумался, что ты захочешь тоже помыть голову. Я же помню, что это тебя расстраивало,- он взъерошил волосы на затылке и неуверенно посмотрел на нее.

Лена невольно улыбнулась - Леша нервничал.

Господи! Да большинство и не вспомнило бы!

- Спасибо, - слегка севшим голосом проговорила она, крепко-крепко сжав бутылочку пальцами. Моргнула пару раз, чтобы глаза не так щипало от непонятно зачем выступивших слез. - Ненавижу, когда они такие…, - она махнула рукой с шампунем на свою голову.

- Красивые, - покачал головой Алексей, протянув руку и поймав в пригоршню ее локоны. Его голос так же, как и ее, стал немного хриплым. - Они очень красивые,

- Лена замерла, не в силах отвести глаза от его пронзительного, полного чувств, взгляда. - И ты красивая…, - он помолчал мгновение. - Еще красивее, чем раньше, хотя и тогда - ты красивее всех для меня была.

Они так и замерли, глядя друг на друга. Он медленно перебирал пальцами ее пряди, а она - чересчур сильно сжимала несчастную бутылку шампуня в руках.

И неизвестно, сколько бы так простояли, если бы в этот момент, после короткого, энергичного стука, дверь резко не распахнулась бы, и в палату не зашел бы Игорь.

- Доброе утро, - улыбаясь, произнес врач, осматривая представшую ему картину.


7375430738254459.html
7375508308764148.html
    PR.RU™